?

Log in

No account? Create an account
 
 
13 March 2010 @ 06:09 pm
Записки программиста: мои перемены работы - 2  
Моя первая работа в Америке была временным контрактом; устроил мне его Гриша Погребинский - человек, с которым мы когда-то были едва знакомы в Москве (надо сказать, Гриша немало помогал и другим приезжающим из союза эмигратам). И, где-то через месяц, я неожиданно получил приглашение на интервью - от человека, которого я совсем не знал, но который пользовался моими программами в Москве и предложил мою кандидатуру своему начальству.

Это была Русская (почти) компания; ее глава В.Г. был братом очень изветного тогда в Америке "русского" предпринимателя, создавшего незадолго до того очень успешную софтверную компанию и немало заработавший на ней. В.Г. стремился повторить успех брата и, будучи умелым предпринимателем сделал за полгода до того небольшую компанию, набрав тудв в основном русских эмигрантов - и, надо сказать, коллектив был довольно неслабым: скажем такое количество бывших выпускников 18-го московского (Колмогоровского) интерната я в своем коллективе ни до ни после не имел (по крайней мере, трое). По смешному совпадению я встретил там также человека, с которым я когда-то вместе работал (Сережу Спиваковского) и своего однофамильца, Борю; надо сказать, что они мне очень помогали первое время и я очень им благодарен.

Но, и работа в этой компании и отношения с начальством оказались для меня подобием сумасшедшего дома. Нормальными, хотя тяжелыми, были для меня только первая неделя или две. Компания разрабатывала большую софтверную систему на С++ предназначенную для обработки программных текстов на С++. Это был CASE: Computer Aded Software Engineering - нечно, похожее на только-только появляющиеся тогда IDE (как-то turbo-pascal, например). Но с гораздо большими претензиями...

Мой первый мини-проект состоял в том, чтобы сделать какую-то функциональность - и надо было выучить С++ который я видел раньше только издалека (да и появился он в общем-то довольно недавно: это был 1991 год). В освоении С++ мне очень помогли мои предидущие (так никогда не завершенные) попытки создать язык программирования с элементами объектной ориентации и абстрактных типов данных. Собственно С++ оказался очень похожим на то, что я пытался создавать - основным отличием было то, что я использовал в качестве базы ассемблер (а не С, как Страуструп).

Так что, освоение С++ уложилось у меня в несколько дней (конечно, очень базовое - более свободно ориентироваться с разными там виртуальными наследованиями итд я стал немного позже). И тут, изучая существующий код - кажется я об этом уже писал - я нашел там несколько уже написанных (но не используемых) функций, которые, судя по коду и комментариям, были предназначены делать ровно то, что было поручено мне. Только потом я понял: босс - ВГ - поддерживал в компании обстановку весьма жесткую и периодически кого-нибудь всыгонял - а ошметки кода - оставались. И про мой проект, я, похоже, был по крайней мере третьим, кому он был поручен.

Через некоторое время ВГ стал вести со мной задушевные беседа о том, что он хочет сделать меня своей правой рукой - я не испытывал от этого большого удовольствия, но резко прекратить это боялся: не только чисто физически боялся потерять работу, но еще и не очень понимал вообще, к чему это все может привести. Еще ВГ попросил меня написать критические замечания о состоянии проекта. Таковые я написал: проект делался совершенно бездарно: несмотря на довольно высокий интелектуальный уровень сотррудников, особенного опыта в создании больших программных систем они не имели. Да и то, что именно делается, определено было плохо: некоторое количество красивых слов, без точного определения, что эти слова означают. Причем, ВГ, не очень разбиравшийся в деталях, думал, что определения-то есть - что, впрочем, очень характерно для типичного американского менаджера. А его сеществующая правая рука, МГ, подтвеждал ему это - не без значительной доли обмана, потому что МГ то хотя софтверно-инженерного опыта не имел, но был математиком и в программировании достаточно разбирался.

Надо сказать, что происходило все это на фоне вреде как интенсивной работы: 10-часовой рабочий день, почти обязательная работа в хоть один из выходных, и.т.д. Причем я хорошо видел, что многие из поставленных задач невыполнимы, причем не потому, что трудные, а потому, что неправильно поставлены. И - я постоянно был вынужден:
- делая порученные мне работы, думать, как сделать так, чтобы когда неизбежно все работать не станет, не оказаться виноватым.
- изображать неустанную деятельност, когда на самом деле, больше половины времени делать было нечего.
Я такую "работы" выносил с большим трудом.

Мои критические заметки вызвали странную реаксию: все конечно правда, но... ВГ стал мне периодически говорить, что, конечно многое делается не совсем так, но все же он не верит, что это такое говно (я не уверен в точности слов, но резкость выражений была примерно такой), и все равно он рассчитывает на этом заработать деньги. И, тоже периодически, спрашивал меня, нравится ли мне продукт, который мы делаем. Я пытался отвечать уклончиво; сейчас уж не представляю, как это мне удавалось.

На фоне этого меня еще довели разговоры ВГ, который говорил, что он хочет сделать меня вторым лицом в компании. Это, при существующем-то втором лице - МГ! И я, в какой-то раз очень расстроился и рассказал это МГ. Как-бы ничего не произошло: МГ вроде даже утешал меня... Как я потом понял, цель всего этого для ВГ была в значительной степени в том, чтобы расшевелить "ленивого" МГ, чтобы он почувствовал конкуренцию и взялся за дело по-настоящему!

Надо сказать, что МГ позже мне "отплатил" - или за "конкуренцию" или за "откровенность" - позже, когда он узнал, что его новый босс в совсем другой компании сделал мне офер, потребовал этот офер отменить соврав, что между нами был персональный конфликт, не имеющий отношения к работе и он работать со мной в одной компании не может! (Что интересно, офер исходил от Транга - очень толкового мальчика вьетнамца, который тогда работал вместе с нами, а потом стал большим человеком и создал несколько компаний).

Тогда, как только прошел год (с меня было взято обещание не уходить в течении года) я решил, что больше я не могу, и, с помощью того же Гриши, нашел другую работу (с заметным понижением в деньгах и в часе езды от дома) и ушел, выдержав предварительно крик ВГ, который обещал за мое "предательство" всем про меня рассказать, так что меня никто на работу больше не возьмет (!).