?

Log in

No account? Create an account
 
 
18 November 2009 @ 09:45 pm
Записки программиста.  
Кронрод. 5.

Общение с семьей Кронродов началось с началом моей работы на кафедре теории чисел и вычислительной математики пединститута, куда меня взяла и была моим начальником Лидия Александровна Кронрод, жена Александра Семеновича. Под ее началом там была небольшая группа программистов, в основном состоящая из ее бывших студентов, на несколько лет старше меня. Но это отдельная темм, а через год Кронроды меня пригласили в байдарочный поход по реке Пре (Мещера, Рязанская область) где я по-настоящему познакомился и подружился и с АС-ом и с его детьми и еще с несколькими участниками - сотрудниками его ИТЭФ-овской лаборатории (которой не стало что-то через год или два; это же был 1968 год).

Годы после этого - до моей женитьбы в 1973-м году, я проводил значительную часть своего времени у них дома, а также, поле перехода АС в ЦНИИПИ - на работе. Было очевидно запланировано, что после окончания я буду и работать там в отделе Александра Семеновича, чего, к сожалению, не случилось. Даже после нетривиальных усилий Володи Арлазарова (его мама работала тогда в министерстве просвещения) завершившихся распределением в ЦНИИПИ, меня, только что появившийся там новый зам-дирестора, настроенный к АСу очень враждебно, брать меня в его отдел не хотел, предлагая мне (странным способом,на меком, написамв чисто на бумаге, не сказав при этом ни слова) болюшую зарплату, но в другом отделе. Я "полез на стенку" и получил так называемый свободный диплом - бумагу, которая давала мне права идти работать куда угодно.

Между тем, за проходящие годы деловое общение с АС-ом становилось труднее. Во время депрессий мы часто играли в карты у них дома и разговаривали о чем угодно - общение со мной не нагружало его (знаю на своем опыте, кок при депрессии трудно общаться с людьми). А в маниакальные фазы он настолько увлекался своими идеями, что практически не "слышал" доводы собеседников. В эти же годы он познакомился с несколькими очень яркими врачами (среди нах был Кирил Симонян, которого я упоминал в другом рассказе) и увлекся медициной, помощью больным и экспериментам с лечением рака. То что он делал и рассказывал и то, что рассказывали сотрудничающие с ним врачи было интересно, и он отдавал себя этому целиком (собственно его последующие инсульты и ранняя смерть были вызваны в значительной степени тем, что он испытывал на себе какие-то лекарства).

Желание помочь людям и определенные идеи как его самого, так и его единомышленников придавало энергии, а также накладывалось на периоды подъема, что иногда приводило (на мой взгляд) к некоторой потере логики. Помню, когда он сказал мне, что может поставить медицинский диагноз (в случае очевидного, серьезного нарушения) по фотографии или даже телепатически, если я буду усиленно думать о пациенте. Я тут же предложил проверить, задумав человека с удаленным одним легким - конечно эксперимент не удался. Другой раз он убежденно говорил, что о раке можно больше уже не беспокоиться, потому что еще через полгода-год они получат надежные вылечивающие лекарства (а надо сказать, в те времена, в СССР в народе любой рак считался смертным приговором. Не знаю, насколько это соответствовало действительности, но о вылеченных от рака людях я почти не слышал).

Я, несмотря на интерес, влезать в медицину не хотел, да и не мог - уж совсем это не мое было дело. Так что о результатах всей этой деятельности судить мне очень трудна. Более того, это для меня остается загадкой: не один уважаемый мной человек говорил мне об успешно вылеченных людях...

Но один эхперимент, проводимый Симоняном в то время, когда я лежал у него в больнице я почти что видел: Кирил Семенович предложил мне присутствовоть, но я испугался и отказался, хотя потом прочитал протокол эксперимента.

К нему приехал тогда профессор Богданов (ударение на о) из Болгарии, который был директором института открывшего препарат "анабол", изготовленный из особой болгарской простокваши (изученной еще Мечниковым). Как рассказывалось, болгарские ученые обратили внимание на то, что жители горных деревень, употребляющие эту простоквашу, практически не болеют раком (к сожалению грибок, производящий ее нормально может существовать только в каких-то специфических горных условиях; увезенный он быстро выраждается). И привез то ли анабол, то ли какую-то более концентрированную вытяжку этого грибка (антибиотик?).
И побовали его на несчастном умирающем больном - я видел этого больного до того; у него был запущенный рак желудка проросший наружу брюшной полости.
Помню примерно текст протокола: уколы небольших доз лекарства вызавали видимый глазами некроз раковых тканей, тогда как здоровые ткани изменениям не подвергались.
Эксперимент, конечно, остановили - накаких шансов помочь больному, конечно, не было. Можно было только отравить продуктами распада, а возможно и самим лекарством.

Так и не знаю чем эта линия закончилась. Но, Кронрод вместе с каким-то биологом придумали препарат Милил (названный в честь Мечникова Ильи Ильича) - концентрированный вариант болгарской простокваши, делаемый из закваски, привозимой периодически из Болгарии по специальному методу (в отсутствии доступа воздуха и при определенной, довольно высокой, температуре - в термосе), что замедляло вырождение грибка и позволяло иметь несколько активных поколений препарата. Пили этот Милил многие (включая мою жену Аню, когда она заболела); насколько он помогал и были ли когда-нибудь проведены какие-нибудь объективные эксперементы - не знаю и судить не могу.

Вот, собственно и все. Как я уже упомянал в другом рассказе, с Кронродом я видеться практически перестал по нескольким причинам, что меня очень расстраивало. Да и занят я был по горло и работой и семьей. Потом - первый инсульт; я навещал его раз или два. Потом, через какое-то время - как гром, известие о смерти. Умер он на даче, в Перьяслямле Залесском, и долгая поездка за телом мне запомнилась. А похороны - странным образом совершенно вылетели из памяти: не раз замечал, что стрессовое состояние часто играет с памятью странные игры...

Так и закончилась жизнь, пожалуй, самого незаурядного человека с которым я был знаком и который оказал большое влияние на мою жизнь... И многому меня найчил, хотя формально он лишь старался учить меня ТФДП и сделать из меня математика, что закончилось неудачей: для математика у меня оказалась кишка тонка...
 
 
 
Leo Lionleollion on November 20th, 2009 11:28 pm (UTC)
Я с Кронродом старшим встречалась однажды и совсем его не помню. Это было точно не у нас дома, а вот где? Кажется он был со всей семьей, во всяком случае его сыновей я узнала, когда встретила их потом у Фимы Диница.
Надо сказать, что когда бабушка Лиза услышала фамилию Кронрод, она попросила папу выяснить, из каких он Кронродов, так как папина прабабушка была Кронрод. Выяснилось, что, действительно мы - родственники, и что АС был на поколение старше папы. Я потом поддразнивала его сыновей тем, что называла их дядями, и один из них, не помню кто, очень на это обижался.