?

Log in

No account? Create an account
 
 
24 February 2014 @ 07:18 pm
Б.Л.Пастернак. "Февраль"  
Originally posted by solvaigsamara at Б.Л.Пастернак. "Февраль"

" Несколько слов об истории стихотворения.

"Февраль..." — одно из пяти стихотворений,  которые  весной  1913 года Пастернак опубликовал в сборнике,  озаглавленном "Лирика",  среди других стихов молодых поэтов,  объединившихся в группу с таким же наз­ванием "Лирика" и основавших собственное издательство. Это была первая публикация двадцатитрехлетнего Пастернака,  в конце того же 1913  года вышла его первая книга стихов "Близнец в тучах".

Февраль. Достать чернил и плакать!

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,

Чрез благовест, чрез клик колес

Меня б везли туда, где ливень

Сличил чернила с горем слез,

Где, как обугленные груши,

На ветках,— тысячи грачей,

Где грусть за грустию обрушит

Февраль в бессонницу очей.

Крики весны водой чернеют

И город криками изрыт,

Доколе песнь не засинеет

Там над чернилами — навзрыд.

1912

В 1928 году Пастернак готовил новую книгу стихов, в которую включил с некоторыми изменениями свои ранние стихи,  — тогда им была написана вторая редакция стихотво­рения:

Февраль. Достать чернил и плакать!

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,

Чрез благовест, чрез клик колес

Перенестись туда, где ливень

Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,

С деревьев тысячи грачей,

Сорвутся в лужи и обрушат

Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют

И ветер криками изрыт,

И чем случайней, тем вернее

Слагаются стихи навзрыд.

1928

144989221

Календарное пояснение.

Нужно помнить,  что в 1912 году в России действовал "старый"  ка­лендарь, отстававший на тринадцать дней от современного, то есть время до 13 марта называлось еще февралем.  Соответственно  вторая  половина старого февраля приходилась на нынешнее начало весны. Это, впрочем, не снимает сезонной неточности автора — грачи в средней полосе  прилетают уже во второй половине марта,  которая и в начале века была мартом,  а не февралем,  то есть в мыслимом путешествии за шесть гривен поэта пе­ревозят не только в пространстве,  например,  быть может, из города за город, но и во времени — из февраля в март ".
*

" Вероятно, и  Пастернаку и большей части его первых читателей было хорошо известно стихотворение "Февраль" одного из  самых  известных  в 1900-х годах  поэтов символистов Валерия Брюсова — можно предположить, что пастернаковское стихотворение вступает в полемику с стихотворением старшего  сов­ременника — у Брюсова февраль — месяц на границе зимы и весны,  время полной уравновешенности природы,  человеческой души,  самого поэта.  В результате песня,  появляющаяся и у Брюсова в финале стихотворения но­сит абсолютно иной характер.

[Spoiler (click to open)]

Принципиально отличает   пастернаковское  стихотворение  от  всех предшественников прежде всего "мнимость" весны,  признаки весны в фев­ральском городе  доступны  только взгляду поэта.  В то же время,  хотя предвестие весны рождает у Пастернака не "мажорное" майковское настро­ение, а  скорее  пушкинско-анненскую мрачно-болезненную грусть,  но со слезами соседствует и "горение",  творчество же русскими поэтами и XIX и XX века многократно сопоставлялось с пожаром.  Горит в пастернаковском стихотворении не поэт,  а черная весна, но, как мы уже отметили вы­ше, все эмоции и состояния поэта в нашем стихотворении точно соответс­твуют состоянию и эмоциональному настрою окружающего мира.

Аполлон Майков (1821-1897)

Весна! Выставляется первая рама –

И в комнату шум ворвался,

И благовест ближнего храма,

И говор народа, и стук колеса.

Мне в душу повеяло жизнью и волей:

Вон — даль голубая видна...

И хочется в поле, широкое поле,

Где, шествуя, сыплет цветами весна.

1854

Иннокентий Анненский (1855-1909)

Черная весна

(Тает)

Под гулы меди — гробовой

Творился перенос,

И, жутко задран, восковой

Глядел из гроба нос.

Дыханья, что ли, он хотел

Туда, в пустую грудь?..

Последний снег был темно-бел,

И тяжек рыхлый путь.

И только изморось, мутна,

На тление лилась,

Да тупо черная весна

Глядела в студень глаз —

С облезлых крыш, из бурых ям,

С позеленелых лиц...

А там, по мертвенным полям,

С разбухших крыльев птиц...

О люди! Тяжек жизни след

По рытвинам путей,

Но ничего печальней нет,

Как встреча двух смертей.

1906

ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ (1873-1924)

Февраль

Свежей и светлой прохладой

Веет в лицо мне февраль.

Новых желаний — не надо,

Прошлого счастья — не жаль.

Нежно-жемчужные дали

Чуть орумянил закат.

Как в саркофаге, печали

В сладком бесстрастии спят.

Нет, не укор, не предвестье,—

Эти святые часы!

Тихо пришли в равновесье

Зыбкого сердца весы.

Миг между светом и тенью!

День меж зимой и весной!

Весь подчиняюсь движенью

Песни, плывущей со мной.

31 января 1907

Литература:

Тарановский К.Ф. Три весенних дня в русской поэзии начала двадца­того века.  —  в сб.  Культура русского модернизма.Readings in Russian Modernism. To  Honor  V.F. Markov.(UCLA  Slavic  Studies.  New  Series. Vol. 1). M., 1993. С. 330-337 ".