?

Log in

No account? Create an account
 
 
17 January 2009 @ 02:02 pm
Записки программиста.  

Дрогобыч: Зимняя школа – симпозиум по математическому программированию и смежным вопросам  (года 1969-70)

 

Очень светлые воспоминания остались у меня от поездок на на эту школу – я ездил туда два или три раза в свои студенческие годы – я тогда работал программистом и ездил туда в командировки (один раз – последний, командировка произошла со скандалом – возможно лб этом отдельно стоит рассказать).

Школа была организована Самуилом Израилевечем Зуховицким и проводилась в январе – в студенческие каникулы. Место было, говорят, определено больной печенью организатора: рядом был курортный город Трусковец с его минеральными водами, в особенности водой, которая пахла тухлыми яйцами и называлась «Нафтуся» - говорят она обладала чудодейственными свойствами.

Как рассказывал Кронрод, он встретил как-то Зуховицкого после большого перерыва и уговорил его сделать программистскую секцию при школе и давать ему приглашения для его учеников и друзей (для тех кто не знает, программирование и «математическое программирование» - области, практически не имеющие ничего общего).

Часть времени посвящалась слушанию или деланию докладов; от одного такого доклада появились мои две первые печатные работы посвященные конструкции библиотек стандартных программ – теперь это можно было бы назвать как нибудь вроде implementation of dynamic linking libraries using extremely limited resources (вся память машин была 4К 45-разрядных ячеек, то есть меньше 24 килобайт). Начинали мы эту работу вместе с Павлом Тувиевичем Резниковским, так что первая статья написана нами вместе. (С Резниковским было приятно и общаться и работать вместе, но, к сожалению мы в жизни пересекались потом мала. Хотя недавно предавали друг другу приветы – через Сашу Подрабиновича).

Но более запомнинавшимся было просто общение да еще и на фоне красивой природы и начинающейся там весны – она начиналась в Закарпатье раньше чем в Москве. Общение было разным: я больше с Более старшими Кронродами гулял, а иногда служил бриджевым «болваном» когда кого-то нехватало из нашей бриджевой команды (тогда это были Миша Кронрод, Миша Донской , Вася Стояновский и кто-то еще – меньше помню Стрижевского или «Крыла» - Фиму Крайтмана)...

И, конечно, горилка с плавающим перчиком :-)  Или другие напитка.

Там были и знакомства с новыми людьми; некоторые оставили приятные и грустные воспоминания, так как потом наши пути не пересекались. Скажем ничего я потом не слышал от/про рано эмигрировавшего в Израиль (?) Володи Ваксмана который был с женой (Таней?) и сыном Пашей (школьногь возраста). С Пашей у нас было что-то вроде кратковременной дружбы: помню он декламировал «Там чудеса, там Дынкин бродит и Фурман на ветвях сидит». Евгений Борисович Дынкин действительно присутствовал – я с ним едва был знаком, а потом я с нам пересекся в Итаке (штат Нью Йорк) много лет спустя...

Раз уж я упомянул о скандале с комендировкой, несколько слов об этом. На второй год, наш зав. кафедрой, Александр Адольфович Бухштаб решил (а может ему кото-то сказаз в партбюро), что на эту школу от его кафедры ездит слишком много евреев, да еще и беспартийных (не дай Бог подумать, что я подозревал его в антисемитизме или черезмерной партийности – даже тогда) – и отказал мне в командировке, дав ее партийной русской Наташе Б. Это вызвало возмущение многих вокруг («трусостью» - никто и не думал обвинить его в большевистской идейности). Особенно Кронрода, который посоветовал мне написать заявление об уходе, что я и сделал. Помню, тогда возмутился другой совершено замечательный человек преподовавший на той же кафедре с которым мы уже стали друзьями – Владимир Георгиевич Ашкинузе. Он считал, что мы таким образом подставляем Бухштабы – человека порядочного и сделавшего много для других (в том числе евреев) будучи на посту заведующего кафежрой. Спор – в основном между Кронродом и Аккинузе кончился тем, что было решено поехать к человеку, которого обе стороны очень высоко ценили и уважали, чтобы он послужил третейским судьей – к Семену Исаковичу Шварцбурду.

Помню эту поездку в 444 школу в Измайлове – Семен Исакович был ее директором и жил при школе. Помню немного самого Шварцбурда – у него были парализованы ноги (кажется, с детства) и он передвигался в коляске. А вот содержания разговора я совершенно не помню L

Кончилось все тем, что я написал заявление, а Александр Адольфович сдался и утвердил командировку и мне и Наташе.

Это яркое для меня (хотя и неполное) воспоминание илюстрирует атмосферу тех лет (это был, наверное, 1970). При полностью тоталитарной общественной системе, люди – даже не считавшие себя ни борцами, ни дисидентами, умудрялись жить отчасти нормальной жизнью – ведь в том что я рассказываю (да и вообще в этих людях и многих других, которых я знал) накакого Оруэлловского двоемыслия не было. Тема, достойная многих размышлений – сохранение чистоты в условиях, где это, казалось бы, невозможно или несовместимо с нормальной человеческой жизнью.

Правда, времена были все же гораздо менее страшные, чем при Сталине (о последних я знаю, естественно, только по рассказам и книгам).