?

Log in

No account? Create an account
 
 
28 December 2008 @ 03:40 pm
Записки программиста.  
Воспоминания: Школа № 7.

Окунувшись в воспоминания о тех, давно прошедших годах, трудно из этого выбраться – хочется продолжить.

Итак, в 1964 году я начал учиться в 7-й школе, в математическом классе. Этот момент был, пожалуй, самым переломным в моей жизни. Я не говорю о начале профессиональной деятельности – хотя именно тогда я начал заниматься тем, чем занимался потом всю жизнь. Наиболее серьезной переменой для меня было приобретение круга общения, которого у меня не было раньше. Как близких друзей, которые остались друзьями на всю жизнь, так и менее близких – тех кто так и не стали близкими друзьями, но общение с которыми запомнилось и оставило след в моей жизни.

О некоторых из учителей я уже упоминал; нсколько слов о нашем «штатном» учителе – Ирине Игоревне Юдиной. Она совершенно удивительным образом могла сочетать взрослые, дружеские, практически «на равных» отношения со своими учениками с некоторой властностью, без которой учителю трудно обойтись. До сих пор у меня в ушах звучит «Фурман, не ломайте стул» - она переходила с нами на «вы» и на обращение по фамилии, когда хотела выразить свое недовольство.
Благодаря ей (и походам, которые она организовывала, часто со своими бывшими учениками) мы – класс – подружились – многие на всю жизнь. (Многие годы я звонил ей в поздравить в ее день рождения – вот только последние годы стал часто упускать момент). И она умудрялась прививать нам дух свободомыслия – что было непросто и рискованно в те года – и особенно рискованно для нее – ее муж, видный философ, Эрик Григорьевич Юдин надавно вышел из лагерей, в которые попал в 1966 году, после 20-го съезда, за слишком свободную критику сталинского режима.

Что касается учения, наибольшую ценность для меня имела «внештатная математика» - вели ее четверо неординарных людей: Андрей Леман, Георгий Максимович Адельсон-Вельсукий, Леня Лиманов (Макар-Лиманов) и Миша Якобсон. С первыми двоими я потом проработал вместе почти всю свою россиюскую часть жизни; Леню и Мишу – не встречал, хотя слышал о них что-то иногда от общих друзуй.

Кроме собственно математики, которая состояла из решения многих «олимпиадных» задач разной степени трудности и мини-курсы (большей частью анализ), было еще программирование и, в последний год, подготовка к вступительным экзаменам.

Период поступления в вузы был тяжелым –во первых в этот (1966) год было два выпуска – СССР только что перешел с 11-летнего обучения на 10-десятилетнее и поступали как кончившие 11 классов, так и 10 (мы). И антисемитизм при поступлении в вузы, который был всегда, стал расти (позже стало еще хуже).

Надо сказать, что евреев в нашем классе было не так много, как можно было бы ожидать в элитной московской школе. Это было обусловлено и нажимом директора (но которого нажимало начальство – директор был простым мужиком направленным в школу после войны по партийной разнарядке – несмотря на следование линии партии он сделал много хорошего). И политикой организаторов (вероятно, Кронрода в значительной степени) – идея была стараться избежать «элитарности» набора.

Для меня – считавшегося евреем, это обернулась тем, что (не без значительной роли моей неаккуратности, склонности делать арифметические ошибки) на мехмат университета я не поступил, и по рекомендации «совета учителей и родителей» подал документы на математический факультет московского пединститута, куда и был принят (тоже умудрился получить четверку по письменной математике). И тут началась новая полосы моей жизни. Но это уже «другая история»...
 
 
 
barsuk_99barsuk_99 on December 29th, 2008 11:44 am (UTC)
Читаю с большим интересом, с нетерпением жду продолжения

С наступающим новым годом!