?

Log in

No account? Create an account
 
 
27 February 2013 @ 09:59 pm
Мите - 70 лет  
Митя. Дмитрий Фурман. Сегодня ему бы исполнилось 70 лет... Он умер полтора года назад после нескольких
лет медленной неотвратимой болезни. Так как последние 20 лет мы жили на противоположных сторонах
земного шара, наше общение последние много лет было минимальным и несколько односторонним:
я старался звонить ему раз в год в этот день, и читал время от времени его статьи и книги,
которые до меня доходили.
Митя был старше меня на пять лет и, хотя в раннем детстве мы не всегда ладили, он оказал на меня
огромное влияние. Помню, как у него на столе я впервые увидел книжку Пастернака и самиздатовскую
перепечатку стихов Гумилева - поэтов, ставших моими любимыми на всю жизнь. Позже - обсуждение
различных философских проблем, Достоевский, общение с его друзьями...
А в конце жизни я (как и вероятно многие) научился у него очень многому в понимании и оценке
политических перемен и событий, происходящих в России.
Странные вещи запоминаются: он учил латынь, и я на всю жизнь запомнил
Цицероновское " Quo usque tandem abutere, Catilina, patientia nostra? ".
Или - как произносится крокодил по древне-египетски - "месех" (хотя мне неясно, откуда это могло
быть известно). Помню Митины метания, когда он уже был в аспирантуре и встал вопрос о вступлении
в КПСС, чего ему очень не хотелось. После нескольких разговоров (я помню, он ездил встречаться с
Алексеем Сергеевичем Кара-Мурзой по этому поводу) его убедили, что без партбилета его не будут
пускать в спецхраны библиотек, без чего работа историка невозможна...
Или другая полоса его метаний, позже. Он преподавал марксистскую философию в гуманитарных
факультетах МГУ и на него время от времени писали доносы - о том, что он ведет антимарксистскую
пропаганду (что отчасти было правдой - конечно на напрямую). Его зав кафедрой его выгораживал
несколько раз, но ситуация была нервной и риск был немалый - это были, наверное 70-е. Тогда он
и ушел из преподавания и поступил на работу в институт США и Канады - вероятно это определило
его постепенный переход от древней истории и философии к политологии.
Помню два его рассказа тех времен, которые произвели на меня впечатление. Во первых - он говорил что
был поражен: готовя какой-то специальный материал по американской политике для политбюро и получив доступ
к самым закрытым отделам специальной библиотеки он обнаружил, что в книгах и журналах (иностранных)
многие страницы с материалами, критикующими СССР и советскую власть даже в этих библиотеках
были или вырезаны или замазаны чернилами!
Другое: он тогда уже стал специалистом по религиям: он сказал мне, что он практически единственный
религиовед в СССР, который не религиозен: остальные - все верующие (что они, конечно, скрывали).
Позже, в поздне-перестроечные годы - я уже жил в Америке он открыл мне глаза на значение того, что
происходило в России. И я не сразу с ним согласился, хотя подозрения, что все не совсем так у меня
были.
И - после большого перерыва почти без общения до меня доходит известие, что Митя болен. А это еще
странная русская традиция скрывать от всех случающиеся неприятности, а в особенности - тяжелые
болезни... И - спасибо моей жене, Маше: как мы узнали эту невеселую новость, она сказала:
покупай билеты и поезжай, а то не успеешь. Я человек, нелегкий на подъем и сразу не поехал,
а поехал через несколько месяцев и провел у Мити с Эллой пару недель под новый года когда
мы замечательно пообщались. Хотя Митино состояние ухудшалось и руки у него уже едва двигались,
он переносил болезнь совершенно самоотверженно: он продолжал работать практически до самого
конца... Надо сказать, что тут я, надеюсь, опять чему-то у него поучился на его примере: спокойно
принимать приближение смерти - это был уже второй такой урок в моей жизни.

  
 
 
 
Журнал Ольги Буторинойolga_euro on February 28th, 2013 08:38 am (UTC)
Спасибо Вам за эту запись, за воспоминания! Дмитрий Ефимович был исключительным человеком - прямым, честным, умным и удивительно светлым. Общение с ним доставляло огромное удовольствие и неизменное чувство легкости, какого-то детского восхищения жизнью. Хотя в Институте Европы мы занимались разными темами, он иногда заглядывал просто поговорить, повидаться на четверть часа. Звонил 31 декабря и говорил что-то искреннее своим бодрым, слегка скрипучим голосом. Очень жаль, что ушел так рано.
Misha Furmanmishafurman on March 1st, 2013 07:56 pm (UTC)
И Вам спасибо - за ... разделение (кажется, русский забываю: sharing) памяти...

(по русски разделение - это скорее разрезание на части, кажется :) )

Edited at 2013-03-01 07:59 pm (UTC)
Журнал Ольги Буторинойolga_euro on March 2nd, 2013 12:47 pm (UTC)
Очень жалею, что не приехала к Дмитрию Ефимовичу с другими коллегами в последние месяцы его жизни. Не представляла, что все так серьезно, нашлись дела, которые тогда казались важными... Спасибо Вам еще раз. А по-русски такого выражения нет, можно сказать, "помним вместе".
Марина Перчихина (Mouse)mpmouse on February 28th, 2013 10:52 am (UTC)
Спасибо, Миша, что помнишь. Митин портрет у меня над столом. Иногда с ним разговариваю. Был бы нужен сейчас очень с его анализом и прогнозами. Помню тоже многое из общения самых разных времён. Компромиссы были неизбежны. И у меня, хотя в меньшей степени в илу профессии. В общем живём дальше, и он присутствует, слава богу. Привет и лучшие пожелания семейству. Обнимаю. Твой брат И.И.
Misha Furmanmishafurman on February 28th, 2013 02:49 pm (UTC)
Ну, Игорь, в те юные годы компромиссы не очень и ощущались как компромиссы... Казалось, что это неотъемлемая часть жизни - хотя и неприятная... Хотя были люди и чувствующие сильнее и более смелые...
Для меня, например, таким компромисом была жизнь в СССР - хотел я уехать и не участвовать во всем этом (хот и пасивно) с момента когда я понял, что это в принципе возможно. Удерживали семья и работа. И, вероятно, трусость - боязнь остаться без работы вообще, если не чего-нибудь худшего.
Меня тоже звали в партию пару раз. Это делало знакомое начальство и я отвечал живой цитатой из анекдота: когода Рабиновича спросили, правда ли, что он вступил в партию, он поднял ногу, осмотрел подошву ботинка и удивленно спросил "Где?"!
Мне было легче - спецхран был мне не нужен. В библиотеке АН СССР, помню, в спецхран были убраны компьютерные журналы, в которых были статьи о состоянии советской вычислительной техники :)
От пионерии и комсомола бог меня освободил... В комсомол я уже не хотел (но еще без резкого понимания/ощущения почему), но в школе меня уговорили - ради поступления в институт...
И, конечно были более конкретные эпизоды, за которые было стыдно и которые не забыть. Скажем, на заседании партбюро при утверждении меня на какую-то поездку в ближнюю заграницу, из меня, хоть не сразу, но вырвали слова о том, что я поддерживаю политику партии и осуждаю Годунова (балетмейстера - недавнего невозвращенца). (Забавно, что человек, который вытягивал из меня эти слова сейчас шлет мне иногда поздравления из Израиля!).
Fima F.wet_kimono on February 28th, 2013 03:39 pm (UTC)
Очень хорошо написал... Мне грустно, что так мало с Митей удалось пообщаться все эти годы...
Фурман. Леша Фурманthe_furman on February 28th, 2013 07:31 pm (UTC)
да. и одновременно очень приятно, что, хоть и под коннец, но мне таки удалось с ним рообщаться.
Leo Lionleollion on March 1st, 2013 04:21 am (UTC)
Я уже писала, что Митино мужество в последние месяцы жизни меня просто поразило. Мне даже кажется, что работа, твердое убеждение в необходимости ее закончить, его держала в последние дни, если не недели жизни. Я очень жалею, что так мало с ним общалась, хотя с того момента, когда печатала для него работу по религии в Америке, очень хорошо понимала, насколько он интересный и глубокий человек.
Misha Furmanmishafurman on March 1st, 2013 07:53 pm (UTC)
Я это вижу совсем по другому: работа была просто его нормальным состоянием всю жизнь. Что меня - не то, чтобы поразидо, но вызвало и уважение и зависть - это спокойное отношение к приближающейся смерти. Тем более для совершенного атеиста...
b_n_eb_n_e on March 5th, 2013 11:17 am (UTC)
Я сдавал ему кандидатский минимум во ВНИИГеофизике
Наверное это 197-74 год (кажется полгода лекции и потом - экзамен)
Лекции и особенно семинары у него были интересные и даже при типичном для молодости максимализме признавал это
Особенно запомнился экзамен
Приехала выездная бригада эезаменаторов, председателем комиссии был кто-то авторитетный
У меня при образовалась проблема - мне попался вредный преподаватель из комиссии, который счел, что я рассуждаю по философски, а не по марксистки
Проблема была в том, что я метко отметил на его вопрос про сциентизм (в билете у меня сстояла современная западная философия ну и меня понесло расписывать структурализм, системный подход, Богданова, Берталанфи и т.п.
В итоге комиссия меня стала допрашивать на тему современной политики
Помнится спрашивали знаю ли я кто такой Хоннекер
Слава Богу - на этом не поймали
Но я рассматривал эту ситуацию в личностном плане
Ни разу не задумывался тогда, что подкоп был скорее под преподавателя (Дмитрия Фурмана) чем под меня
И сама ситуация свободы обсуждения тем (без штампов и огульной критики) была индуцирована тем как он вел это обсуждение на лекциях и семинарах
Наверное здорово неуютно ему там было
Misha Furmanmishafurman on March 5th, 2013 11:23 pm (UTC)
Re: Я сдавал ему кандидатский минимум во ВНИИГеофизике
Да, мир тесен. Спасибо за рассказ.