?

Log in

No account? Create an account
 
 
03 March 2012 @ 12:30 pm
Одномерные миры (что такое хорошо и что такое плохо).  
{О неодномерности моральных шкал, таких как хорошо/плохо - и об эволюции моего понимания этого. Давно хотел написать об этом, но не решался, понимая, что не могу сделать это хорошо. Но - недавнии дискуссии с моим новым другом подтолкнули меня - попытаюсь. Будь что будет: не обессудьте. }
Удивительно многое в нашем физическом мире в котором мы живем и который мы воспринимаем одномерно. Или, выражаясь несколько более точно, математически, мир наш весьма ортогонализован.

То есть почти все в нем, доступное нашей оценке, одномерно. Длина, ширина, температура, давление... Как я помню из физики, скажем, комплексные числа там понадобились на очень далеком этапе изучения переменного тока и электромагнетизма. Трудно сказать: возможно это мы, люди, просто не имеем оперировать с другими, неодномерными, оценками и не видим, не можем использовать их. Но те одномерные меры или оценки как будто прекрасно работают и их хватает для ориентирования в нашем физическом мире и даже для изменения его. По крайней мере, если не залезать в сложные и сравнительно молодые области, как-то электроника или квантовая механика.
Такая привычка думать в одномерных категориях высоко/низко, много/мало, больше/меньше настолько естественна для нас, что мы распространяем ее и на моральное "пространство". Хорошо/плохо, добр/зло, мягко/жестоко и.т.д. 
Особенно это свойственно, я думаю, маленьким детям и военным во время войны. Первым - потому, что, это воспринимается исключительно от родителей и, к тому же, самое простое, чему можно научить, а непосредственного опыта, как с физическим миром, нет. Военным, потому что самое главное противостояние: убей, чтобы не дать себя (или ближних) убить, из-за своей реальности или важности имеет естественную тенденцию все остальное.
Вспоминаю младшие детские игры в войну (для меня это было самое начало пятидесятых и многое еще было в воздухе). Никто не хотел быть "немцем" и "убить немца" было самым большим и почетным достижением. Конечно, это было не только следствием самого состояния недавней жестокой войны, но еще и ужасной сталинской пропаганды: "А ты убил немца?". И даже в те, почти младенческие годы, что-то меня интуитивно тревожило в этих призывах и ритуальных действиях, призывающих и оправдывающих убийства. Тревожило ... и осталось на всю жизнь, заставляя время от времени задумываться обо всем этом. И слова разумных взрослых о том, что это нужно понимать как "убей врага", "убей фашиста" или "убей захватчика" эту тревогу не очень-то снимали, а задумываться потом приходилось еще глубже: если начальная формула была совсем мерзка и абсурдна, то от этих отмахнуться сложнее...
[Кстати, интересно, что больше - пропаганда, но возможно и традиция такого взгляда существовала гораздо дольше. Году примерно в 1969, я работал пионер-вожатым в пионерском лагере (лагерь перовского вагоноремонтного завода - так что в основном это были не дети интеллигенции). И я слышал, как мальчик спорил со своими собеседниками (~11-12 лет)  говоря, что так нельзя, и что американцы тоже люди!]
Про воевавших, вспоминается традиционно-ностальгическая фраза: как на войне было все легко (звучало почти "хорошо") - было ясно, кто свои, а кто враги, что хорошо, а что плохо. И - мне кажется, что я не только читал подобное в литературе, но и слышал от живых людей...
Дописав до этого места я понял, что вместо того, чтобы просто написать то, что я думаю на эту тему, я скатываюсь в историю этого моего понимания. Ну что же - это гораздо проще. Тем более, что я вообще не уверен в том, что я могу сколько-нибудь внятно и достаточно точно сформулировать то, что я хочу.
Следующее, что запомнилось мне это финал романа Уилки Коллинза "Лунный камень", который я любил читать в детстве. Там, (по памяти - с детства не перечитывал) три (или четыре?) индуса, выполнив свою священную миссию - вернув священную реликвию - лунный камень храму, котором он принадлежал, отправились отбывать наказание - вечным паломничеством, в разные стороны. Наказание - потому что они выкрали камень (изначально украденный английским военным во время войны) и, кажется, еще убили кого-то в процессе своей очень долгой миссии. [так мне эта история запомнилась - собственно именно это и важно здесь]. Очевидный вопрос: как же так, отбывать наказание, когда они выполнили священную и очень для них важную, героическую миссию?
Следующий момент - я в 9-м классе и читаю Братьев Карамазовых... Главное в этом романе для меня (не только тогда - Достоевского то я перечитывал не раз) - разговор Ивана с Дмитрием. Тут я от комментирования воздержусь - для тех кто не читал: это нужно читать.
Ну, а довольно точно я для себя сформулировал то, что я сейчас косноязычно пытаюсь высказать значительно позже: уже в мои первые американские годы я работал в небольшой радиотехнической фирме на самом юге Нью Хемпшира, гда были еще несколько "русских". И вот с одним из них К.Л., прогуливаясь во время обеденного перерыва мы горячо поспорили. Речь шла кажется о той же войне, которую мы с ним не застали и он утверждал, что выстрелить и убить противника ("немца") - это доброе и благое дело. И я понял, что никогда не смогу с этим согласиться. Убийство может быть вынужденным, спасительным для с ебя или других, доблестным, подвигом (хотя с этим словом-понятием не все просто) - но всегда останется грехом.
Потом - помню фильм Кисловского (Short story about killing). Блестящий фильм, но он про смертную казнь а не про убийство вообще. То есть ситуация проще - то, что герой гадина и преступник и, возможно, некоторые соображения правосудия (с этим понятием, впрочем, тоже не просто) оправдывают убийство несравнимо меньше, чем цель спасения себя или, в особенности, других людей.
Ну вот: хотя и только на примере убийства, но я все же сформулировал то, что я хотел. Моральные оценки наших действий почти никогда не принадлежат одной линейной шкале (не скалярны).  Делая кому-то добро, спасая кого-то мы почти всегда причиняем и зло. Если не убиваем - что предельный случай, то лишаем кого-то нашей помощи. Даже в минимальном случае, мы можем вызвать чью-то зависть или ревность.  Чувство, хотя часто не справедливое, но реальное и неприятное.
Нельзя осуждать солдат убивающих противника на войне, собственно я и сам мог бы оказаться в такой ситуации и не слишком бы колебался. Но - гордиться этим безоговорочно? Призывать от чьего-то имени (родины-матери, кпсс, или еще кого) к чьему-то уничтожению?
Ну вот. Канечно это не совсем всё и не совсем то, что я хотел написать, но хот что-то.
Хочу заметить еще, что в логике оперирования с моральными ценностями, которая в большинстве случаев не укладывается в линейные измерения, все же есть нечто общее, независимое от морального базиса (скажем декалога или чего-то аналогичного). Например, другая религия или культура может не придавать такого большого значения человеческой жизни (по крайней мере своей) как я. Или ставить жизнь и благополучие животных значительно выше, чем это принято в современном западном мире. Но, попытаться сформулировать такую "логику" или "алгебру" морали или совести - дело более сложное.
(И - я чуть-чуть наслышан о работах Лефевра - несмотря на близость названий, мне кажется он немного о другом: о принятии решений и поведении людей, а не о систематизации оценок, что бОльше интересует меня).

 
 
 
olganaolgana on March 3rd, 2012 09:42 pm (UTC)
Мне кажется, пристрастие человека к оценкам и приводит к одномерности суждений. А вот если мысль человека нацелена не на оценку, а на понимание явления, то придется многие аспркты принимать во внимание.
Misha Furmanmishafurman on March 4th, 2012 12:00 am (UTC)
Ну как Вам сказать: мне кажется, что Вы говорите то же самое, но немного другими словами. Если называть оценкой только нечто одномерное, то для неодномерных суждений придется использовать другое слово. Но слово "понимание" на мой взгляд слишком широкО.
Я же здесь использавал слово "оценка" в более широком смысле: не как простое назначение, скажем числа от -1 до +1 (или из другого диапазона), а как ... формулирование своего отношения к чему-то. Скажем, часто это несколько простых оценок, например вроде:
- для удовольствия - хорошо
- для здоровья - не очень
- с точки зрения морали - очень плохо
b_n_eb_n_e on March 4th, 2012 04:25 am (UTC)
Одно из моих первых осознанных воспоминаний (при распределении ролей в игре, 4-5 лет примерно): "Но ведь фашистам не нравится что их называют фашистами"

На самом деле для 3-4 х переменнных слабая коррелируемость это вполне естественно
Пространство МОДАЛЬНОСТЬ-СИЛА-АКТИВНОСТЬ имеет корреляции, но научиться в ней работать - условие выживания видов

А приспосабливаться под антикорреляцию (мимикрия под крутого) - условие выживания других

Как мне кажется работы Лефевра относятся в первую очередь к рефлексии и моральной рефлексии
Рефлексия появляется уже при попытках стихийного применения "золотого правила нравственности"
Только вот "что русскому хорошо то для немца..." (уже и не помню)
Проблема рефлексии и ее адекватности замыкается на традиции и установки (хотя и не сразу)
О базовых (не вкусовых) принципах можно и сговориться иногда