?

Log in

No account? Create an account
 
 
13 September 2008 @ 03:35 pm
Прославнение убийств в советской поэзии 20 века (????)  
Уже давно я с удивлением обнаружил, что два очень популярных стихотворения двух очень неплохих советских поэтов восхищаются убийствами и пиратами. Оба стихотворения настолько популярны, что превратились в песни нередко звучащие на бардовских концертах.

Одно из них - Контробандисты Эдуарда Багрицкого. В этом стихотворении он красочно описывает рейд одесских контрабандистов и с завистью говорит "Вот так бы и мне В налетающей тьме Усы раздувать, Развалясь на корме...". Это еще ничего; далее следует: "Иль правильней, может, Сжимая наган, За вором следить, Уходящим в туман..."... И наконец, "Так бей же по жилам, Кидайся в края, Бездомная молодость, Ярость моя! Чтоб звездами сыпалась Кровь человечья, Чтоб выстрелом рваться Вселенной навстречу...".
То есть, несколько утрируя и деполитизируя, главное стрелять и убивать. И не так важно, на чьей стороне - контрабондистов или полиции/пограничников, которые с ними борятся.

Второй пример - это знаменитая Бригантина Павла Когана. Здессь про убийства и льющуюся человеческую кровь совсем прябо не говорится. Но с каким сочуствием и завистью описывается выход пиратов в рейс. Никакой неоднозначности, что речь идет о пиратах, грабящих торговые и пассажирские корабли, убивающих людей и забирающих деньги и товары: "веселый роджеры", "люди Флинта", Эфлибустьеры"...

Во первых это наблюдение заставило меня по другому относиться к этим поэтам и стихам равно как и песнях. Во вторых, подумалось мне, что это за явление? Не является ли оно результатом революции и советской власт? Но - больше примеров, которые бы подтверждали эту гипотезу мне найти не удалось. Два гораздо более слабых примера я нашел у двух других русских поэтов 20 века, но совершенно не советских.

Владислав Ходасевич пишет:

"Вот человек идет. Пырнуть его ножом -
К забору прислонится и не охнет.
.......
И будут спрашивать, за что и как убил,-
И не поймет никто, как я его любил."

Описывается воображаемое убийство, но без всякого воодушевления.

И еще косвенной - у Н.С. Гумилева в стихотворении "Моим Читателем" он хвастается тем что его почитают разные экзотические личности включая "человека, среди толпы народа Застреливший императорского посла", чьм пробразом определенно считают Яковя Блюмкина - реального убийцы и личности мрачной.

Так я и не пришёл к какому-нибудь определенному мнению, являются ли эти яркие примеры Багрицкого и Когана частью какой-то общей закономерности, как сами поэты и стихи, так и их невероятная популярность...
 
 
 
Марина Перчихина (Mouse)mpmouse on September 14th, 2008 01:26 pm (UTC)
Вопрос интересный, и если мне память не изменяет, отчасти исследованный Анатолием Якобсоном в книге о Блоке "Конец трагедии" или в других статьях того же автора. Тема его - переход романтизма, как литературного стиля, в "романтическую идеологию".
Misha Furmanmishafurman on September 14th, 2008 03:58 pm (UTC)
Большое спасибо: прочитал "о романтической идеологии" - прекрасная статья! ( http://www.antho.net/library/yacobson/texts/rom-ideologia.html ). Надо будет и "конец трагедии" прочитать. Я и слышал-то раньше об этих работах, но не читал - видимо от того, что Блок был всегда за пределами моих привязанностей и интересов. Теперь вижу: зря.